Books
Амели Нотомб

Жажда. Книга сестер

Неподражаемая Амели Нотомб прославилась блистательными короткими романами, которые она выпускает ежегодно вот уже больше тридцати лет. Переведенные в сорока странах от США до Японии, они принесли ей множество престижных премий, в том числе Гран-при Французской академии и одну из главных литературных наград Европы — премию Стрега. В эту книгу включены два ее романа, и оба они о любви.
«Жажда» — история распятия и воскресения Иисуса Христа, рассказанная от его имени. В последние часы он вспоминает счастливые дни с Марией Магдалиной, думает об Отце, о страданиях и радостях тела и, главное, о любви. Амели Нотомб называет «Жажду» книгой своей жизни, а Христа — своим абсолютным героем.
Роман вошел в шорт-лист Гонкуровской премии, а авторитетный журнал Lire включил его в список «100 лучших книг года».
«Книга сестер» — роман с «сюрпризами», какие обычно прячет в своих книгах Амели Нотомб. Тристана с самого рождения растет в эмоциональном вакууме, пока не появляется на свет ее сестра. Родители, без памяти влюбленные друг в друга, не впускают в свою любовь-крепость никого, даже собственных детей. Взрослея и становясь женщиной, Тристана вынуждена преодолевать травму, полученную в раннем детстве.
162 бумажные страницы
Правообладатель
Bookwire
Дата публикации оригинала
2024
Год выхода издания
2024
Издательство
Corpus

Другие версии книги

Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

  • ксюша шенгераделится впечатлением4 дня назад
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    🚀Unputdownable

Цитаты

  • Svetlana Bulavskayaцитирует20 дней назад
    Воистину говорю вам: лелейте в себе то, что чувствуете, когда умираете от жажды. Вот что такое мистический порыв. Это не метафора. Когда мы перестаем хотеть есть, это называется сытостью. Когда мы перестаем быть усталыми, это называется отдыхом. Когда мы перестаем страдать, это называется утешением. Когда мы перестаем хотеть пить, это не называется никак.
  • Svetlana Bulavskayaцитирует20 дней назад
    Любовь – средоточие уверенности и сомнения: мы так же уверены, что любимы, как и сомневаемся в этом, не поочередно, а с ошеломительной одновременностью. Пытаться избавиться от этого сомневающегося начала, задавать возлюбленной тысячи вопросов значит отрицать коренную двойственность любви.
  • Svetlana Bulavskayaцитирует20 дней назад
    Он ненавидел ложь. Заговорив с ним об этом, я заметил, что он ее не опознает. Например, не умеет различать ложь и секрет.

    – Не раскрывать какие‑то правдивые сведения – не значит лгать, – сказал я.

    – Если не говоришь всей правды, значит, лжешь, – ответил он.

    Он не сдавался. Теорией его убедить не удавалось, я пробовал прибегнуть к казуистике.

    – По новому закону всех горбунов казнят, твой сосед горбат, власти спрашивают, знаешь ли ты какого‑нибудь горбуна. Конечно же, ты говоришь “нет”. Это не ложь.

    – Нет, это ложь.

    – Нет, это секрет.

    Поживи Иуда в своем теле подольше, он, быть может, приобрел бы то, чего ему не хватало, – гибкость. То, чего не сознает ум, понимает тело.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз