bookmate game
Free
Владимир Сергеевич Соловьев

Нравственная философия. Том 1. Оправдание добра

  • 77777777цитирует2 года назад
    Никто не поклоняется бессилию и безобразию; но одни признают силу и красоту, обусловленную добром, вечно пребывающие и действительно освобождающие своих носителей и поклонников от власти смерти и тления, а другие возвеличивают силу и красоту, отвлеченно

    взятые и призрачные. Если первое учение ждет своей окончательной победы только в будущем, то второму от этого не легче: оно уже побеждено побеждено всегда - оно умирает с каждым покойником и погребено на всех кладбищах.
  • 77777777цитирует2 года назад
    Между отрицателями жизненного смысла есть люди серьезные; это те, которые свое отрицание завершают делом - самоубийством; и есть несерьезные, отрицающие смысл жизни лишь посредством рассуждений и целых мнимо-философских систем.
  • Андрей Емельяновцитирует9 лет назад
    Итак, добро может соединяться с неудовлетворенностью или отсутствием блага лишь тогда и постольку, когда и поскольку само это добро неполно, несовершенно, или нравственный закон не исполнен до конца и еще уступает место другому, чужому закону. Совершенно е же добро, т.е. свободное от всякого чужого закона, дает и совершенное удовлетворение. Другими словами, добро отделяется от блага не внутренним существом своих требований, а лишь внешними препятствиями в их исполнении. Нравственный принцип, последовател ьно до конца осуществленный, долг, совершенно исполненный, неизбежно приводит к высшему благу, или блаженству, и, следовательно, между эвдемонизмом и чистою нравственностью противоречие только случайное, происходящее от эмпирического несовершенства челов еческого добра или же от ложного понимания как добра, так и блага.
  • damaskoцитирует9 лет назад
    Культурные успехи как условие прогресса и для нравственности аскетической
  • Овсянников Владимирцитирует9 лет назад
    но его внутреннее существо отвечает на такое требование: "Я не то же, что ты, я сверх тебя, я не род, хотя от рода, — я не genus, а genius88. Я хочу и могу быть бесконечным и бессмертным не в тебе только, а сам по себе. Ты влечешь меня в бездну своей дурной, пустой бесконечности, чтобы поглотить меня и уничтожить, но я ищу себе той истинной и полной бесконечности, которою мог бы поделиться и с тобою. То, что у меня от тебя, хочет смешаться с тобою и втянуть меня самого в твою бездну, над которою я поднялся, но мое собственное существо, которое не от тебя, стыдится этого с мешения и противится ему, оно хочет, как единственно себя достойного, того истинного соединения, в котором увековечиваются оба соединяемые".
  • Illia Kohanцитирует6 месяцев назад
    Правдивость, как и все прочие "добродетели", не заключает своего нравственного качества в себе самой, а получает его от своего с огласия с основными нормами нравственности.
  • Illia Kohanцитирует6 месяцев назад
    Если говорить о правдивости, то правдивость прежде всего требует брать всякое дело, как оно есть, в его действительной целости и собственном, внутреннем смысле.
  • Illia Kohanцитирует6 месяцев назад
    альтруистическая добродетель щедрости побеждает порок корыстолюбия.
  • Illia Kohanцитирует6 месяцев назад
    Ибо источник человеческих законов — источник смутный.
  • Illia Kohanцитирует6 месяцев назад
    Прозрачная струя нравственной правды едва видна в нем под наносом других, чисто исторических элементо в, выражающих только фактическое соотношение сил и интересов в тот или другой момент.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз