bookmate game
Books
Андрей Сергеев

Альбом для марок

  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    СССР привозят испанских детей. Их никто не видел, но все любят. Они знают:

    Всем понятные слова —

    Камарадос, Ленин, Сталин,

    Комсомол, Мадрид, Москва.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    ын дачника Саши Ленька не любит красивое, он даже не знает, красивое это или некрасивое. И вообще он здорово не такой, как я.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Удивительно, если всмотреться в самые некрасивые марки, всегда увидишь, что на самом деле они все равно красивые.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    се это редкостное – ни у кого нет. Я хочу, хочу того, чего нет ни у кого. Это красивое – красивое встречается так редко…
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Автомобильчик вскоре переезжает в мои за́видные вещи. В латунной – внутри шелк – коробке от духов Билитис (Ралле, Моску) – расписная жестяночка с китаянками из-под царского чая, стальной американский футлярчик для десятка лезвий Жилле́т, перламутровый кошелечек, полированная мраморная пластиночка, раздвижной серебряный перстенек с рубином, любимый бабушкин брелок с зеленой лягушкой и незабудкой, кавказский кувшинчик с узорной эмалью – тоже брелок, медный жетон в пользу беженцев, образок святой преподобной Ксении без ушка.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Это значит, на пианино. В музыкальной школе на пианино не принимают, там евреи на скрипке учатся: в случае чего скрипку под мышку и побежал.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    мирное время в Удельной от станции до Чудакова конка ходила. Богатые дачи были. Старуху Клепикову бандиты убили зимой, она одна оставалась. Она им не открыла, они подожгли.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Бабушка любит лечить, мама все время лечится.
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Просто прелесть, какая гадость!
  • dishdishyanцитирует3 месяца назад
    Только заиграешься, мама руку за шиворот:
    – Как мыш, мокрый.
    И без нее не легко – постоянное чувство досады (не такой быстрый и ловкий), обиды (хотя никто меня не обидел). Я напрягаюсь, с ничего устаю, до беспамятства выхожу из себя. Девочка с четвертого этажа заспорила – я ее по голове ребром железной лопатки, в кровь. Мама бегала извиняться, стыдила меня. У меня был не стыд, а ужас: что я натворил, что теперь будет?
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз