bookmate game
Books
Олег Дорман

Нота. Жизнь Рудольфа Баршая, рассказанная им в фильме Олега Дормана

Дирижер Рудольф Баршай принадлежал к плеяде великих музыкантов ХХ века. Созданный им в конце пятидесятых Московский камерный оркестр покорил публику во всем мире. Постоянными партнерами оркестра были Святослав Рихтер, Давид Ойстрах, Эмиль Гилельс. На пике карьеры в 1977 году Баршай уехал на Запад, чтобы играть сочинения, которые были запрещены в СССР. Он руководил оркестрами в Израиле и Великобритании, Канаде и Франции, Швейцарии и Японии. Его путь к успеху и славе — нелегкий путь мальчика из казачьей станицы, случайно услышавшего в коридоре школы Лунную сонату и навсегда влюбившегося в музыку. Эта минута определила его судьбу, которая тесно переплелась с историей страны и времени. На склоне лет, в Швейцарии, перед камерой кинорежиссера Олега Дормана Баршай вспоминает о своем скитальческом детстве, о юности в годы войны, о концертах на передовой, о любви и потерях, о своих легендарных учителях, друзьях и коллегах — Д. Шостаковиче, И.Менухине, М.Ростроповиче, И. Стравинском.
Книга создана по документальному фильму «Нота», снятому в 2010 году Олегом Дорманом, автором незабываемого «Подстрочника», и представляет собой исповедальный монолог маэстро за месяц до его кончины.
438 бумажных страниц
Правообладатель
Bookwire
Дата публикации оригинала
2023
Год выхода издания
2023
Издательство
Corpus
Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

  • константин сановичделится впечатлением7 лет назад

    Читать сразу после Дж Барнса о Шостаковиче

  • Alexandra Skitiovaделится впечатлением6 лет назад
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    💡Learnt A Lot
    🚀Unputdownable

  • Ekaterina Titenkoделится впечатлением7 лет назад
    💡Learnt A Lot

Цитаты

  • Sasha Suvorovaцитирует9 лет назад
    Больше всего, они говорили, следует опасаться вербовки. Однажды я спросил, какой интерес представляет альтист для иностранных разведок – что он может им передать, кроме дислокации Московской филармонии.
  • Sasha Suvorovaцитирует9 лет назад
    “Вот у вас есть там длинное соло гобоя. Нельзя ли, чтобы его играли два гобоя?” А Шостакович: “Два гобоя? Блестящая идея, блестящая. Но почему же только два? Три гобоя. Четыре, нет, знаете, пять! Нет, двадцать гобоев – вот будет здорово!”
  • amnerisцитирует7 лет назад
    Мое отношение к оркестрантам вовсе не означает, что в оркестрах нет людей неприятных и нерадивых. Но им как раз неплохо живется, и чаще всего именно их интересы защищает профсоюз

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз