Сельма Лагерлёф

  • Антонина Бобровацитирует7 месяцев назад
    Дикие гуси опускались ниже, чтоб их лучше было слышно, и призывно кричали:
    — С нами! С нами! Мы научим вас плавать и летать!
    Домашние гуси злобно шипели и не удостаивали их ответом.
    Тогда дикие гуси опускались еще ниже, так низко, что почти касались лапками земли, а потом вдруг с мол­ниеносной быстротой взмывали ввысь, словно кто-то гнался за ними.
    — Ой, ой, ой! — кричали они. — Разве это гуси?! Это просто овцы! Это просто овцы!
    Оставшиеся на земле домашние гуси, задыхаясь от злости, орали им вслед:
    — Чтоб вас всех подстрелили, всех до одного! Всех до одного!
  • Антонина Бобровацитирует7 месяцев назад
    м бы оставить в покое малую стаю черных крыс из замка Глиммингехус, раз уж они, серые, завоевали всю остальную страну. Но где там! Серые крысы уверяли, что для них — дело чести раз и навсегда покончить с черными. Те же, кто хорошо знал серых крыс, понимали: Глиммингехус нужен им потому, что люди превратили замок в хлебный амбар, и серые не успокоятся, пока не захватят его.
  • Olga Mashtakovaцитирует2 года назад
    Правду говорят, что аист редко открывает клюв без того, чтобы не поплакаться.
  • Дарья Игнатенкоцитируетв прошлом году
    Слушая шутки и перебранку гусей, Нильс смеялся. Потом вдруг вспоминал о беде, что сам навлек на себя, и горько плакал. Но немного погодя снова смеялся.
  • Tanya Ilukhinaцитируетв прошлом году
    Все время, пока они находились в избе, девчушка глаз не сводила со старика, который запрещал говорить при нем о войне. Сама-то она не ведала ничего более увлекательного, чем слушать про войну или читать про нее рассказы. Жаль, что нельзя расспросить его обо всем, что он повидал
  • Tanya Ilukhinaцитируетв прошлом году
    Смотрела она на него, смотрела, и показалось ей, что выглядит он жутковато. Ведь совершенно необъяснимо, что нельзя говорить с ним про войну. Не иначе как тут кроется что-то ужасное, непостижимое для нее. Она чувствовала: этот старик опасен. Скорей бы уж уйти отсюда. Ей не терпелось выбежать за дверь.
    С каждой минутой страх нарастал, и когда Большая Кайса наконец-то завершила свои дела и пришла пора прощаться, девчушка была вне себя от страха перед стариком.
    А вот если бы он, как другие старые солдаты, сказал, что лучше войны ничего на свете нет, и похвастался, что убил сотни людей и сжег множество деревень и городов, девчушка нисколько бы его не боялась
  • Makarova Anastasiaцитируетв прошлом году
    горную цепь Куллаберг
  • Makarova Anastasiaцитируетв прошлом году
    – А кто бы объяснил, – продолжил он тем же тихим, шелестящим шепотом, – почему так томится народ в альваре? Откуда эта тоска? Ни одного дня в жизни не помню, чтобы я не тосковал. И все, кого я знаю, тоже… Все тоскуют. И не понимают, что тоска это оттого, что весь наш остров – огромная бабочка, которой снятся ее крылья…
  • Sasha Petrovaцитирует2 года назад
    Уж не знаю, что и сказать…Что-то мы натворили… аж стыдно. И перед людьми стыдно, и перед зверями.
  • Sasha Petrovaцитирует2 года назад
    Захватчики всегда оправдывают свои войны благородными побуждениями.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз